Тема: Нефть 26 марта 2007 г.
Родионов И.И.
управляющий директор Московского представительства AIG Brunswick Capital Management

"Если паче чаяния ТНК-ВР удастся купить Роснефть, то за очень большие деньги"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Иван Иванович, в пятницу Президент встретился с главой компании BP лордом Брауном. Встреча проходила за закрытыми дверями, поэтому о том, что обсуждалось, можно судить только по официальным пресс-релизам. Однако завтра состоится аукцион по продаже 9,44% Роснефти, принадлежащих ЮКОСу. А ТНК-ВР объявила о том, что будет участвовать в этом аукционе. При этом Роснефти серьезные конкуренты, возможно, не нужны, но видимость конкуренции создать необходимо, чтобы аукцион состоялся. Это значит, что и даже западному бизнесу не чужды нерыночные способы решения своих проблем и достижения целей. Понятно, что ВР, если эта тема обсуждалась с Президентом, наверное, захочет ответных шагов в обмен за услугу. Как Вы оцениваете ситуацию, как Вам она видится, и насколько это нормально и цивилизованно?

Мне кажется, что ТНК-ВР достаточно серьезно относится к возможности покупки Роснефти, и, по-видимому, ее участие торгах приведет к тому, что цена повысится, возможно, до рыночной. То, что лорд Браун сходил на встречу с Президентом это как раз и подтверждает, потому что давно известно, что в России большие сделки должны получить одобрение на высшем политическом уровне, во всяком случае, иностранцы в этом уверены. С этой точки зрения, по-видимому, Роснефти придется заплатить побольше, чтобы активы не попали в руки иностранного конкурента. Это просто будет означать, что цена должна вырасти.

А насколько можно ожидать роста цены, потому что сейчас пакет объявлен на миллиард дешевле рыночной?

Возможно два варианта. Ведь на встрече с Президентом вопросы должны были задаваться достаточно мягко, типа того, как бы отнеслась страна, если бы со стороны ТНК-ВР было бы реальное участие в аукционе. По-видимому, ответ был тоже достаточно уклончивый, что, конечно, мы не против, хотя считали бы, что более разумным было бы, чтобы этот актив оставался в руках страны или, напротив, пожалуйста, покупайте (во что, впрочем, не верится). В зависимости от этого, если, скажем, действительно так это и было, то вряд ли цена будет высокой, и ТНК-ВР, скорее, будет формальным участником, потому что точно так же могли бы попросить поучаствовать и кого-то еще (конечно, не бесплатно, в обмен на благоволение в чем-то ином). Если же было получено полное добро на получение контроля над этими активами, то цена будет увеличена.

А с Вашей точки зрения, насколько государство заинтересовано отдавать часть Роснефти зарубежному партнеру?

Я думаю, что совершенно не заинтересовано, потому что компания и так публичная, она неплохо торгуется, и, насколько я понимаю, сейчас такая ситуация, что у России нет заинтересованности в иностранных инвесторах в стратегические отрасли.

И тем не менее, Путин мог это одобрить?

Ну, как одобрить? Это же все на нюансах строится, на самом деле, я не думаю, что он возможность передачи акций Роснефти ТНК-ВР одобрил, а если и да – то не бесплатно, а за что-то иное, кроме денег. Я думаю, что ему был задан вопрос, и был получен некий ответ. Если паче чаяния ТНК-ВР удастся купить Роснефть, заплатив рыночную цену, значит, ответ был положительный. Если не удастся – то ответ был не отрицательный, но уклончивый.

А участие иностранцев в покупке активов ЮКОСа следует воспринимать как то, что они смирились с тем, что происходило?

Смирились – не смирились, но активы продаются, и никто этого не оспаривает. С этой точки зрения вне зависимости от того, смирились или нет, если есть возможность участвовать или заработать, то будут участвовать и зарабатывать. Ясно, что ЮКОСа больше нет, и шансов на его восстановление нет.

Обычно иностранцев волнует, насколько честные активы.

Не стоит преувеличивать, потому что политика – политикой, а деньги – деньгами. У ЮКОСа была схема роста капитализации как раз такая, что фактически никто из крупных игроков не пострадал. С этой точки зрения, ни у кого из них не было существенных потерь в связи с ЮКОСом, потому что был такой специальный механизм, когда приобретались не непосредственно акции, а в другие инструменты, к ним привязанные, и был опцион на конверсию в акции достаточно длительного срока. То есть, я не слышал, чтобы кто-то из крупных игроков реально пострадал в связи с ЮКОСом. Он мог не так сильно заработать, как можно было бы, но тем не менее доходность, которую обеспечивали эти инструменты, была вполне приемлемой. И с этой точки зрения, я думаю, что именно поэтому больших проблем и не было. Все это происходило не так давно и тем не менее сильной оскомины - нет. Больше политическое, а не экономическое недовольство.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.